Если за творчество платят деньги — это коммерция, а если не платят — это говно
Антон Ткаченко о развитии, фотографии и возможности посадить человека на небоскреб.
Антон Ткаченко
Преподаватель Photoshop Course
О начале карьеры
Я стал фотографом не то, чтобы случайно, но и не специально. Все шло своим чередом. Я учился на химика-биотехнолога и очень любил эту сферу. У меня, между прочим, красный диплом магистра. Но параллельно развивались соцсети. И всем нужны были фоточки на аватарочки. Мы с друзьями, когда ходили гулять, у всех были цифровые «мыльницы» и мы друг друга на них снимали. Спустя время, решили, что у меня фотографии получаются лучше, чем у остальных, и в дальнейшем на прогулки с камерой ходил только я. Но это не было работой, нам просто было весело.

Однажды мне за это предложили 150 гривен. Девушка сказала: «Сделай мне пару кадров». Я сначала очень боялся брать деньги, потому что не понимал за что. Но оказалось, что я что-то умею, и люди, когда хотят, чтобы я уделил им время, готовы за это платить. Мне понравилось, и я начал параллельно с учебой подфоткивать: то пригласили снять какой-то репортаж, сначала бесплатно, потом за деньги, то конференцию, потом друзья предложили снять свадьбу. И я вошел во вкус — это же возможность знакомиться с интересными людьми, с красивыми девочками. К концу 5 курса я вышел на нормальный заработок фотографией.

К концу учебы в университете нам сказали, что по нашей специальности в стране нет работы. И я подумал, что, возможно, стал бы супер-известным химиком. Но работая в этой сфере, я не смогу нормально жить, а жить плохо я не хочу. Фотография же дает деньги здесь и сейчас, плюс бонусы — ты видишь известных людей, попадаешь в локации, в которые так просто не попал бы. И я решил развиваться в этой сфере.
О технике
Моей первой камерой был семейный фотоаппарат — cмешной такой, "мыльница", Canon Digital Ixus 80 — её особенность была в том, что когда фотографировал со вспышкой, из вспышки шел дым. Страшно было, капец, каждый раз казалось, что взорвется сейчас. И все, кого я снимал, переспрашивали не горим ли мы. Стимулом для обновления камеры стала девушка, в которую я влюбился. Она очень любила фотографироваться. И однажды нас поснимал вместе мой друг, фотограф, у которого камера была в разы лучше, и девушка мне говорит: «Антон, ты же тоже так можешь! Давай!» И я попросил часть денег у мамы, часть денег заработал, и купил Canon 450D. На то время хорошую камеру. Но сейчас, конечно, любой телефон лучше снимает. Я фотографировал девушку на эту камеру по 1000 кадров в день, и когда через 2 месяца мы расстались, я ей заявил: "Всё. Теперь у тебя нет меня, но у меня остался Canon 450D".

Эта камера стала также первой моей мотивацией узнавать как можно больше. После "мыльницы", в которой не было никаких настроек, на "зеркалку" хорошо снимать не получалось. Пришлось понять, как работают диафрагма, выдержка, ISO, какие ограничения дают разные объективы. В интернете информации было не много, а та, что была, была на английском. Так я заодно еще и подтянул язык. Когда мне что-то казалось очень сложным, я проводил параллель с машиной. Если любой человек может сесть за руль и поехать, при том, что даже есть риски кого-то убить, с камерой все точно получится. Я буквально спал с фотоаппаратом: сделал огромное количество попыток, провел много съемок, снимал для себя все подряд, буквально все, что видел. И со временем пришла уверенность в том, что я что-то умею. И стимул учиться дальше.

Мобильная фотография — новый виток развития. На телефон снимать в разы легче и теоретически можно отказаться от фотоаппарата. Но есть особая магия, когда снимаешь на камеру. Да и детализация изображения на фотоаппарате совсем другая из-за размеров матрицы. Вспышка позволяет контролировать освещение, объективы дают возможность реализоваться во всех жанрах. Телефон — это для ситуации «здесь и сейчас». Пришел, снимаешь: свет хороший — хорошо получилось, свет плохой — плохо получилось. Диапазон качества камеры намного выше.

Можно уйти в депрессивную тему и подумать, что будет с фотографами через пару лет, насколько востребованной будет профессия. Но с другой стороны — ремесло остается всегда. Другие люди тоже могут фотографировать, но не могут тратить на это много времени, потому им проще обратиться к специалисту. Это как с клининговой компанией — ее услугами пользуются ведь не те, кто не умеет убирать, а те, у кого на уборку не хватает времени.
О фотошопе
К фотошопу я пришел тоже, благодаря появлению зеркальной камеры. Есть такой формат RAW, он не может быть без обработки в каком-то редакторе. Соответственно, нужно было выучить фотошоп для того, чтобы использовать свой фотоаппарат на максимум.

Раньше среди трендов фотошопа была вылизанность. Но тогда не было насмотренности и все вообще делали яд: неоновые шрифты, надписи, размытие. Сейчас ситуация другая: Photoshop используется либо для минимальной коррекции снимка (естественность в моде), либо как творческий инструмент, например, в коллажировании.

Фотошоп требователен к исходнику. Если у тебя плохая фотография, ты её сильно лучше в программе не сделаешь. Если у тебя фотография хорошая, ты можешь доработать её прямо до супер-идеальной. Но подмена реальности сначала тебя цепляет, это как игра — что же я могу тут изменить, а потом понимаешь: «Кого же я обманываю?!». Если человек пришел на съемку, не очень выглядит, в помятой одежде, в плохой физической форме... Неправильно будет его менять. Это его жизнь. Если, конечно, человек пошел на какие-то процедуры, у него аллергия, прыщ выскочил, кошка поцарапала — конечно, ты можешь это убрать. Главное — не усердствовать.

Фотошоп — очень хороший инструмент для развития и работы с фотографией и графикой в целом. Для себя можно и нужно тренироваться и пробовать все, но фотошопить просто потому что могу— не имеет никакой ценности. Для себя я иногда развлекался, вырезал человека на фото и сажал его на небоскреб, например.

Еще несколько раз подделывал свидетельство о браке, для розыгрыша. Раз менял даты в документах на визу. Делал аватарки командам для компьютерных игр. Было такое, что для рекламного постера пришлось пересадить руки одного мальчика другому — я их отразил зеркально. Отдал финальную картинку и никто до сих пор не знает, что там у парня не его руки.
О здесь и сейчас
Я все время продолжаю развиваться в своей профессии — фотографии и работе с изображениями в целом. Это не только фото, но и видео, частично монтаж, режиссура. То есть я учусь структурировать свои мысли для того, чтобы финально получился хороший результат в виде картинки.

Я понял, что уметь пользоваться техникой — это очень маленькая часть моей работы. Да, на изучение этой маленькой части тоже нужно потратить года 2-3. Но когда доходишь до вершины здесь, перед тобой открывается следующая — в 10 раз выше. Тогда понимаешь: Окей, ты умеешь делать все. А что же теперь делать?

Здесь начинаешь что-то придумывать, создавать. Лекции, мастер-классы, воркшопы, арт-фестивали, общение помогают понять, что никакой из видов искусства не живет обособленно — все связано. Ты всегда можешь почерпнуть интересное для своей работы из других сфер. На данный момент, я по чуть-чуть собираю всевозможные знания, которые могу воплощать в своих работах. И, конечно, я занимаюсь коммерцией. Как говорится: «Если за творчество платят деньги, то это коммерция, а если не платят — это говно».

Мне 31 год, и когда я вижу 20-летних ребят, понимаю, что они живут в другом мире. Не в том, в котором я жил в 20. И мне, с одной стороны, за них очень радостно. С другой — я понимаю, как тяжело сейчас поколению 30+ понять, что теперь все проще, все возможно. 20-летние запускают стартапы, снимают свои шоу, становятся звездами за один день. И это стимулирует меня постоянно развиваться и балансировать между профессиональной деятельностью, саморазвитием и противостоянию современным проблемам инстаграмного мира. Чтобы работать, но без депрессии, без творческого выгорания. 13 лет в одной сфере оставляют свой след.

Спастись от выгорания мне помогло то, что я диверсифицировал свою работу: чуть пофотографировал, чуть поснимал видео, чуть попреподавал, чуть поснимался в видеоблогах, чуть попутешествовал, снова чуть пофотографировал. И поэтому мне не надоело. Когда появилась мобильная фотография, вообще хорошо стало. Потому что ты можешь снимать все, что хочешь, и при этом никто тебе за это ничего не предъявляет. Потому что если у тебя фотография из разряда хобби перерастает в профессию, ты начинаешь каждое свое нажатие на кнопку обдумывать, переживать за каждый кадр, а с мобильными фото все проще: снял — запостил.
Об искусстве фотографии
Есть фотографы, которыми многие восхищаются: Паоло Роверси, Марио Тестино, Стивен Мейзел, и они действительно делали крутые вещи. Но я не думаю о них, как о богах каких-то, меня в их работе больше интересует командность. Я очень рано попал в продакшн, где люди делали рекламу, и там впервые увидел, что фотограф концентрируется на фотографии, а если ему нужно выкладывать предметы, этим занимается стилист по предметам. Потому, когда я смотрю на снимки великих фотографов, пытаюсь понять, как они налаживали связь и коммуникацию с моделью и командой, кто отвечал за локацию и подбор аксессуаров.

Я люблю красивую современную фотографию. Нравится коммерческий фотограф Дейв Хилл. У него был очень популярный в одно время прием — гиперреалистичность. Он мне очень много дал в плане взглядов и подходов к фотографии. Нравится еще Дэвид Лашапель, Тим Уолкер. Я видел, что они могут делать и это вселяло в меня веру, что и я смогу. В этом плане они меня вдохновляли. А еще мне кажется, что своим трудолюбием фотографы в СНГ могут очень легко конкурировать с мировыми фотографами.

Я люблю съемки, где есть люди. Например, кампейны Dolce&Gabbana в итальянском стиле, где на фото целая семья. Или когда актеров снимают в декорациях к фильму. Люблю, когда на фото пытаются добиться какого-то эффекта: поймать редкий момент или движение, которое синхронно делает много людей. Сейчас мало просто сделать хорошую фотографию, нужно вложить в нее смысл.
О преподавании
Когда-то, году в 2012, я нашел в интернете парня, который давал уроки по ретуши. Мне хотелось разобраться и я пришел к нему на мастер-класс. Он мне что-то показывал, а я знал, что делать дальше, предугадывал каждый его шаг. Мы просидели так 2 часа, и он мне говорит: «Слушай, ты нормально шаришь, у тебя все хорошо». Это очень важный момент в становлении профессионала — когда кто-то говорит, что ты все делаешь правильно.

Прошло пару недель с того момента, и этот мой "учитель ретуши" звонит и просит прочитать вместо него курс по фотошопу в фотошколе, потому что сам он уезжает и не может преподавать. Нужно было только пройти собеседование. Мне было страшно, но нужны были деньги, потому я написал учебную программу и пошел ее презентовать. Прихожу. И тут заходит комиссия: Сережа Сараханов, Тарас Маляревич, Дима Богачук — известные фотографы. Садятся и говорят: «Презентуй нам первый урок». Я думал, что умру там на месте, но им понравилось и они утвердили мой курс. До него оставалось еще 2 месяца на подготовку.

Через месяц мне позвонила администратор школы с просьбой заменить другого лектора и почитать курс "Основы фотографии", который должен был начаться через день. Я запаниковал, отказывался, но программа была написана, и в итоге меня уговорили. По-настоящему страшно стало в тот момент, когда одна из студенток, презентуя себя, достала запечатанную коробку с камерой и сказала, что не открывала ее до курсов. То есть она вообще ничего не знала и не умела. Но все прошло хорошо, я до сих пор общаюсь с несколькими ребятами из той своей первой группы.

Я понял, что пока готовился к курсам в фотошколе, выучил фотографию от и до. Чтобы отвечать на вопросы, ты должен знать все детали. Я кайфовал, когда мне люди задавали вопросы, на которые я специально перед лекцией читал ответы.
О Photoshop Course
Photoshop course — очень личный для меня курс. Потому что я стараюсь так подавать материал, как я бы хотел, чтобы учили меня, в свое время. А из-за того что меня этому никто не учил, я научился сам — конечно, я потратил на это очень много времени.

И у меня весь подход базируется на том, чтобы не тратить время зря. Акценты делаю на самых ходовых вещах, которые люди будут делать в работе с изображениями. Пусть это будет графический дизайн, фотография, оформление презентации или видео. Я стараюсь рассказывать все в такой последовательности, чтобы не оставались пустоты между знаниями.

Я сейчас провожу в фотошопе от 1 до 8 часов ежедневно. Я точно знаю, как это работает. Но мне очень нравится, как студенты по-своему воспринимают программу. Потому что фотошоп тоже не стоит на месте, и какие-то мои подходы могут быть не максимально сейчас эффективными. Я просто привык так делать, поэтому так делаю. А студенты иногда находят свои решения. И это классно. Моя задача — дать понимание, как развиваться и совершенствоваться дальше.

Мы проходимся по самым важным вещам: работа с графическими файлами, понимание того, что такое прозрачность, почему и откуда она берется, какие файлы нужно использовать для печати, какие — для интернета. Изучаем базовые коррекции: яркости, цветности, контрастности. Важно, чтобы студент, увидев фотографию, мог быстро определить, что с ней не так. Чем быстрее ты понимаешь, что делать, тем меньше времени тратишь на обработку. Учимся ретуши фотографии: почистить лицо, убрать лишнюю надпись, сделать хлебушек чуть более воздушным. Я показываю ретушь на реальных примерах из коммерческих съемок. Тут всегда есть конкретная задача: сделать человека более стройным, интегрировать человека в пространство, сделать еду более аппетитной.

Первые 4 занятия — это база, вторые четыре — эксперименты над базой. Потому все, кому нужно быстро научиться чему-то и применять в работе, уже после четвертого занятия могут сделать все, что им нужно. Были моменты, когда студенты, еще во время курса, делали макеты для своих компаний, печатали, и слали мне фото с готовым результатом нашей с ними учебы. Для меня это главное — чтобы они могли все пройденное повторить на своих примерах.